Александр Разумовский: «У пренатальной диагностики перспективы хорошие»

Член-корреспондент РАН, заведующий кафедрой детской хирургии ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н. И. Пирогова Минздрава России, заведующий отделением торакальной хирургии ГБУЗ «ДГКБ № 13 им. Н. Ф. Филатова ДЗМ», главный внештатный специалист — детский хирург Департамента здравоохранения города Москвы Александр Юрьевич Разумовский, рассказывает МЕД-инфо о пренатальной диагностике и детской хирургии. 

— В рамках Конгресса РАСПМ вы выступаете с докладом на тему «Современная неонатальная хирургия: ранняя диагностика и маршрутизация новорожденных». На ваш взгляд, в чем заключается актуальность и важность этой темы и почему врачам нужно посетить Конгресс в целом?

— Сегодня любой врач, в том числе и неонатолог, должен иметь информацию о том, каким образом, где и в каком порядке может получить помощь пациент с хирургическим или иным заболеванием. Именно поэтому очень важно, что Конгресс Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины объединяет врачей различных специальностей. Информация о пороке, о том, как правильно оказать первую помощь или выхаживать ребенка после операции, помогает неонатологам и педиатрам оказывать более квалифицированную помощь нашим пациентам.

— Какие изменения произошли за последние 10-15 лет в области оказания помощи новорожденным с хирургической патологией?

— Детская хирургия России сделала огромный шаг вперед. Сегодня вместо больших разрезов хирург использует тонкие металлические инструменты, которые вводит через маленькие проколы. Это избавляет ребенка не только от безобразных рубцов на коже, но и от многих послеоперационных осложнений, которые исключены при использовании эндохирургической операции.

— С какими врожденными аномалиями чаще всего приходится иметь дело неонатальным хирургам?

— Нельзя сказать, что каких-то пороков стало больше или меньше. Эпидемиология врожденных пороков — величина более или менее постоянная. Другое дело, что мы научились выявлять эти пороки раньше, чем они проявляются клинически. Если же говорить о статистических показателях, то на первом месте, конечно, пороки развития мочевыделительной системы, за ними — пороки развития желудочно-кишечного тракта. Однако, например, в такой клинике, как наша, концентрируются пациенты с редкими аномалиями. Поэтому любой редкий порок для нас не является чем-то загадочным.

— В чем, на ваш взгляд, заключаются преимущества дородовой диагностики?

— Преимущества дородовой диагностики состоят в том, что при выявлении порока развития мы можем: во-первых, прогнозировать развитие жизнеугрожающего состояния, что позволяет нам направить беременную для родов в специализированное учреждение, где пациенту будет оказана вся необходимая помощь тотчас после рождения. Во-вторых, если даже порок никак не проявляет себя после рождения, ребенку будет выполнена его коррекция в раннем грудном возрасте, до развития каких-либо осложнений, например гнойно-воспалительных.

К сожалению, сейчас стало престижным иметь хирургию для новорожденных детей. И многие учреждения занимаются лечением этой категории пациентов, не имея достаточного опыта.

— Удается ли сохранять преемственность между перинатальным центром и амбулаторным педиатрическим отделением при оказании помощи недоношенным детям?

— Ответ на этот вопрос неоднозначен. Если Перинатальный центр входит в состав детской больницы, то в этом случае все дети, которые в нем родились, становятся пациентами детской больницы и после выписки из стационара будут наблюдаться детскими хирургами того учреждения, в котором они находились на лечении. Если же Перинатальный центр является отдельным подразделением, которое входит в состав взрослого акушерско-гинекологического учреждения, то вероятность того, что ребенок будет наблюдаться в том учреждении, в котором его оперировали, очень низкая. Многое зависит от сложившегося взаимодействия между всеми медицинскими организациями, которые оказывают помощь детскому населению, в том числе и на стадии пренатальной помощи.

— Как обеспечить максимально плотное взаимодействие врачей всех специальностей, занимающихся вопросами женского и детского здоровья?

— Во-первых, не нужно разрушать те уже имеющиеся и хорошо зарекомендовавшие структуры оказания помощи. Необходимо тесное взаимодействие врачей всех специальностей, которые участвуют в оказании помощи матери и ребенку. Например, в Москве сегодня все этапы пренатальной диагностики и постнатального обследования и лечения очень разумно распределены между теми клиниками, которые накопили наибольший опыт и имеют наиболее квалифицированных специалистов в области перинатальной диагностики и лечения новорожденных с пороками развития.

Наверное, не за горами и развитие фетальной хирургии. Но вмешательство на плоде должно проходить только при участии детского хирурга или непосредственно самим детским хирургом.

— С какими основными проблемами сталкиваются сегодня российские неонатальные хирурги и что, на ваш взгляд, необходимо сделать для их решения?

— Основные проблемы связаны не с медицинскими сложностями, а с организационными моментами. К сожалению, сейчас стало престижным иметь хирургию для новорожденных детей. И многие учреждения занимаются лечением этой категории пациентов, не имея достаточного опыта. Поэтому все чаще в столичные клиники поступают малыши, которые уже неоднократно оперированы по месту жительства, лечить и выхаживать таких пациентов чрезвычайно сложно, и не всегда лечение заканчивается благоприятно.

— Как, по вашему мнению, будет развиваться отечественная пренатальная диагностика в ближайшие 5-10 лет?

— Перспективы у пренатальной диагностики хорошие. Сегодня все больше и больше учреждений оснащаются великолепной аппаратурой, специалисты приезжают в ведущие клиники Москвы и Санкт-Петербурга на обучение. Наверное, не за горами и развитие фетальной хирургии. Но вмешательство на плоде должно проходить только при участии детского хирурга или непосредственно самим детским хирургом. Количество и выбор учреждений для проведения фетальных процедур должно обязательно быть согласовано со всеми ведущими специалистами. Эти процедуры не должны проходить в каждом перинатальном центре и иметь очень строгие и четкие показания.

Фото из личного архива