Роман Шмаков: «Онкологическая пациентка может родить здорового малыша»

Выявленный во время беременности рак еще недавно был неразрешимой проблемой. Но сегодня онкогинекологи творят чудеса: лечат болезнь, сохраняя жизнь и матери, и ребенку. Об этом подробно в интервью с доктором медицинских наук, профессором, директором Института акушерства ФГБУ «Национальный медицинский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова Минздрава РФ» Романом Георгиевичем Шмаковым.

— В сознании абсолютного большинства людей понятия «рак» и «беременность» несовместимы. Лечить болезнь в этот период нереально. Спасти будущего ребенка — тем более…

— Такая точка зрения свойственна даже врачам. Но мы занимаемся успешным лечением рака у беременных уже 20 лет. Обычно онкологи боятся трогать рак у будущих мам. А акушеры не знают, что делать, и настаивают на прерывании беременности. В результате женщины лишаются, быть может, единственной возможности материнства. Мы стараемся сохранить беременность. За редким, конечно, исключением, когда рак выявляется на самой поздней стадии.

— Но разве беременность не осложняет течение болезни, не ухудшает прогноз? Ведь женский организм испытывает двойную нагрузку.

— На самом деле, беременность никак не влияет на онкологическое заболевание, если его вовремя выявить и начать лечить. Причем лечить, во многих случаях не прерывая процесс вынашивания.

Из нашего опыта могу уверенно сказать, что практически ни одна женщина, у которой выявлен рак, не хотела бы избавиться от беременности. Многие пациентки видят особый смысл в случившемся. Мечтают выносить и родить своего малыша. Наша задача — сделать все, чтобы спасти обоих.

Искусственное прерывание беременности не только не улучшает прогноз, но может его ухудшить. Например, при раке крови — лейкозе.

Точно так же ухудшает прогноз и отсутствие лечения. Дело в том, что во время беременности все процессы в организме ускоряются. И опухоль может расти быстрее, чем в другой период жизни. Быстрее образовывать метастазы. В этом случае возможности выносить ребенка до срока, когда он может выжить, быстро тают.

Поэтому современные взгляды на рак во время беременности таковы: заболевание необходимо лечить так же, как и в другие периоды жизни.

— Какие из трех главных подходов к раку — хирургия, химиотерапия, лучевое лечение — применяются у беременных?

— Хирургическое лечение возможно на любом сроке. Но мы все же ждем 16 недель и затем оперируем. Разумеется, оперируем по особым правилам, соблюдая особые правила безопасности.

Поскольку манипуляции хирурга могут спровоцировать сокращения матки, женщине вводят специальные расслабляющие препараты. Так предупреждается выкидыш и отслойка плаценты. Для профилактики осложнений беременности проводится обезболивание. Вводятся лекарства против образования тромбов.

Химиотерапию можно проводить несколько раньше — с 12–14 недель беременности. К этому сроку все системы и органы плода сформированы, и вызвать аномалии развития химиопрепараты не могут.

Кроме того, на этом сроке будущий ребенок уже защищен плацентой, и к нему попадает минимальная концентрация лекарств. А чтобы женщина легче переносила такое лечение, применяются противорвотные и другие симптоматические средства.

Смысл химиотерапии в том, чтобы затормозить рост первичной опухоли и предотвратить метастазы. А также во многих случаях отсрочить радикальное лечение до созревания плода либо вообще до его рождения. Например, если речь идет о раке шейки матки, то его оперируют после родов. Проводится частичное либо полное удаление органа.

А вот лучевая терапия во время беременности используется редко в связи с отсутствием необходимости и проводится после родов.

— Операция и химиотерапия — все же довольно серьезные и даже агрессивные процедуры. Удается ли женщинам после них удачно доносить беременность? Или досрочных родов не избежать?

— Раньше действительно практиковались досрочные роды — в 34 недели. Врачи не рисковали, боясь резкого ухудшения заболевания. И как только будущий ребенок достигал пусть недоношенного, но в целом жизнеспособного «возраста», его заставляли родиться.

Но сейчас врачебная тактика изменилась. Дети, рожденные в 34 недели, все же слабы и нуждаются в реабилитации. Это связано не с химиотерапией, а с недоношенностью. Поэтому мы проводим женщине еще один курс лечения. И таким образом даем возможность доносить ребенка хотя бы до 37 недель. При этом соблюдается 3-недельный интервал между последним циклом химиотерапии и родами.

— Пациентки с онкологией рожают сами или путем кесарева сечения? Могут ли они кормить грудью своих детей?

— Если есть такая возможность, то роды происходят естественным путем. В этом случае женщина сможет быстрее восстановиться и почти сразу после родов вернуться к противораковому лечению. А кесарево сечение отдаляет этот момент на неделю.

Большое внимание уделяется женщине и после родов. Дело в том, что и роды, и рак активизируют в организме систему свертывания крови. Возникает повышенный риск образования тромбов и закупорки сосудов этими сгустками. Чтобы избежать опасности, назначаются лекарства, разжижающие кровь.

Что касается грудного вскармливания, то в целом оно возможно. Но иногда лактацию все же приходится подавлять. В частности, если женщина проходит лучевую или химиотерапию после родов или в последние недели перед родами.

— Но как все это отражается на состоянии новорожденного? Может ли вообще женщина с онкологией родить здорового малыша?

— Может. В нашем Центре рождаются именно такие здоровые дети. Если взять суммарную статистику за многие годы, то среди детей онкобольных мам пороки развития были обнаружены всего у 3 %. Эта цифра не отличается от общей популяции у новорожденных от здоровых мам. А 65 % малышей вообще совершенно здоровы.

Мнение о том, что у женщины с опухолью и ребенок будет иметь рак — большое заблуждение. Это же не заразная инфекция, передающаяся от матери плоду.

Онкологические заболевания у детей возникают по другим причинам. Это пока не совсем разгаданная тайна. Но известно, что негативный вклад вносит прием токсичных препаратов в первые недели беременности. Заражение тяжелой вирусной инфекцией, обширное облучение беременной. Все это приводит к мутациям в генах.

— С какими онкозаболеваниями чаще сталкиваются именно беременные женщины? И главное, почему?

— В основном это три типа болезни: рак молочной железы, рак шейки матки и разные варианты рака крови. Раньше, когда женщины старались родить всех своих детей до 30–35 лет, проблема онкозаболеваний не стояла так остро. Но сегодня беременность в 40–45 лет уже никого не удивляет. А к этому возрасту у многих женщин уже накапливаются изменения в репродуктивных органах, запускается процесс старения клеток.

Когда наступает беременность, в организме будущей мамы снижается иммунитет. Этот механизм предусмотрен природой: при сниженном иммунитете женский организм не станет отторгать плод, являющийся для него чужеродным. Но у этого механизма есть и обратная сторона. Сниженный иммунитет менее тщательно контролирует и раковые клетки.

Несмотря на то, что рак у будущих мам — нечастое явление, тенденция к его росту, увы, есть. Например, рак молочной железы сегодня случается у одной из 1000–2000 беременных.

Чтобы не пропустить опасность, все будущие мамы должны регулярно проходить осмотры и сдавать анализы.

Фото с сайта lifefor2.ru